Когда речь заходит о крупных английских клубах, «Тоттенхэм» всегда в бэкграунде — в лучшем случае он воспринимается некой «серой лошадкой», которая может из серой глубины доставить неприятности сопернику; чаще, — предсказуемым неудачником; но никогда он не считается тем клубом, от которого ожидают непременного чемпионства, в добавок он не является тем типичным «симпатичным аутсайдером», от которого писают стоя и кипятком много девочек из стран западной и восточной Европы.

Таков и нынешний «Тоттенхэм» Маурицио Почеттино, который даже в этом сезоне фигурировал как «кандидат» на титул, по крайней мере, на первый взгляд. Теперь же, когда он снова вышел из гонки за чемпионство АПЛ, довольно несправедливо пересматривать навыки менеджера, который дал команде привлекательную индивидуальность и относительный успех в реализации, и все это с гораздо меньшими вложенными средствами, чем конкуренты. Несмотря на это, кажется, что в настоящее время «Тоттенхэм» никогда не получит к своему названию эпитет «крутой» или «большой» клуб.

Но было время, когда все было по-другому.

В ряду имен идеологов, которые изменяли мейнстрим игры в «колыбели футбола», редко находится имя Артура Роу. В его непростое время, футбол, на его родине все еще воспринимался как некий империалистический каприз, который опирался на упертых (консервативных?), твердолобых людей и упорно отказывавшийся принять идею, что-то в футболе может быть что-то более важным, чем грубая сила (атлетизм?), и поэтому повсеместно маргинализировались люди, которые смели предложить другое видение игры. Для Роу — игрока-самоучки «шпор», который, в период до Второй мировой войны сыграл почти 200 матчей — футбол был простой, но не догматичной игрой.

Роу в Тоттенхэм

Роу был воспитанником Тоттенхэма, рожденным «прямо за футбольным полем», вполне ожидаемо клуб приметил мальчика, когда его талант начал проявляться в Нортфлит Юнайтед, местном любительском клубе, из которого Тоттенхэм «пополнялся» молодой кровью. Придя в клуб, он начал свою профессиональную карьеру под руководством Питера МакВиллиама, одного из типичных представителей шотландской школы тренеров, всегда готового искать новые решения. Талантливый полузащитник увлекался игрой в мяч, которая не подразумевала яростных рывков по бровке и прессинга, а прививала очень силовую игру. В 1933 году, играя свою единственную игру за национальную команду, он получил травму, от которой так и не оправился, хотя еще шесть сезонов отыграл в составе «Шпор». В тот момент, они потонули во втором сезоне, в котором им пришлось задержаться на целых семь последующих лет.

Роу, однако, очень любил футбол; но смотрел на него другими глазами, нежели его современники и думал, что ему есть что предложить миру. Вместе с другим талантливым товарищем по команде из предвоенного поколения Тоттенхэма, Виком Бакингэмом, Артур решил податься в тренеры.

Арсенал как пример?

В то время как Бакингэм через работу в «Вест Бромвич Альбион» оказался в итоге в амстердамском «Аяксе», где в будущем он повстречал талантливого молодого человека по имени Йохан Кройфф, Роу намного дальше углубился на континент, чтобы изучить различные подходы к футболу. Путь познания, привел его в Венгрию, эпицентр тогдашнего прогрессивного футбольного видения, известного как «Дунайская футбольная школа», где он записался на учебный курс. Однако, из-за войны, вскоре он вынужден был вернуться на остров.

Вик Бакенгэм Аякс

Артур вернулся домой с практическими знаниями о том, какую альтернативу предложить системе W-M, от которой англичане и не стремились отказываться, и с течением времени она эволюционировала в тактику следующего свойства: задушить игру и получить преимущество атлетизмом. Любой акцент на игре в пас считался чуждым традиционным британским идеям и как таковой вообще нежелателен. Роу на своем примере стремился доказать, так не должно быть. Во время войны он сначала проводил игры в футбол среди военных, после которых он перебрался в небольшой клуб «Челмсфорд Сити». Там он наглядно показал результаты, используя новые подходы к игре, и вскоре его родной «Тоттенхэм» постучал в двери.

В тот период соперничество на севере Лондона было совсем маргинальным. «Арсенал» был первым профессиональным клубом в городе, который достиг своих высот в 1930-х годах под руководством великого Герберта Чепмена. Хотя тот умер от воспаления легких в 1934 году, выстроенный им «Арсенал» выиграл пять чемпионских титулов и один Кубок Англии в том десятилетии, последние два титула они выиграли уже после его смерти. Чепмена часто называют отцом W-M, и хотя это не совсем точно, но факт, что у него в Арсенале был целый штат сотрудников, приспособленных к этой модели, и это было ключом к доминированию. Вероятно все бы продолжилось и дальше и после Второй мировой войны, но в ней клуб потерял больше всех игроков, чем любой другой клуб из главной английской лиги.

Чемпен Арсенал

Развитие идей Роу на берегах Дуная означало, что они шли в разрез с наследием Чепмена, которое он критиковал. С его ориентированным на быстрый пас и внезапных кроссы игроков стилем, «Тоттенхэм» получил абсолютное доминирование во второй лиге и вновь вышел в элитный дивизион английского футбола. Роу на собрании перед началом нового сезона в «вышке»  попытался объяснить свои идеи и сделать это более прагматично, чтобы выжить среди более сильной конкуренции со стороны последователей Чепмена. Его особенно возмущало, что каждый журналист, каждый «эксперт» тыкали ему в нос довоенным «Арсеналом» как эталоном футбольной мысли.

Эйфория на Уайт Харт Лейн

«С 1925 года, когда правила игры изменились, «Арсенал» навязал всем свои собственные, и я должен признать, что их очень успешный стиль игры, их футбол стал для меня отвратителен», — сердито объяснял Роу всем, кто был готов его слушать. «Многие клубы пытались скопировать стиль Арсенала, не имея квалитетных сотрудников, способных сделать это. Наш метод лучше, потому что он основан на воспитании идеи о том, что коллектив важнее индивидуума, потому что, именно благодаря этому, индивидуум приносит пользу ».

Особенности этого стиля, основанного на двойном пасе, называемом «push and run», потому что ее основой было «выбивания» мяча и забега в свободную зону, фактически не были замечены в глобальном футбольном контексте. Да, на континенте, а также в Южной Америке, вариации данного стиля уже давали кое-где результаты, но дело в том, что Роу была достаточно уверен, что именно этот стиль произведет революцию в традиционном британском футболе и глобально поднимет его уровень.

И в этом, вопреки многим критикам, он был абсолютно прав.

Тоттенхэм 1950-51

После того, как в ноябре 1950 года его ребята проводили «Ньюкасл» с «Уайт-Харт-лейн» с семью мячами в воротах, публика наглядно увидела «систему Роу» в действии. Репортер The Daily Telegraph сообщил, что стиль «Тоттенхэма» — тот, против которого ни один клуб, играющий в данном сезоне в Высшей Лиге фактически не имеет никакой «защиты», просто потому, что Роу «опирается на треугольники и квадраты, с точечными подключениями, которые предопределены и точны». «Уайт-Харт-лейн» бил все рекорды, и в сезоне, когда «Шпоры» наслаждались серией из 22 побед дома, их смотрели более полутора миллионов человек.

«Тоттенхэм» стал в 1951 году не только впервые чемпионом Англии, но и как первый клуб, который выиграл титулы как в главной лиге, так и во второй лиге в двух сезонах подряд. Многочисленные поздравления были связаны не только с этим успехом, но и с тем, каким образом он был достигнут, что значительно подорвало подозрения публики и открытое сопротивление идеям, которые Роу привнес в английский футбол.

Но он не думал об этом, он лишь хотел развить свое наследие, чтобы убедиться, что его стиль сможет эволюционировать и стать неоспоримым примером открытия консервативного мира для новых идей, ведущих к международной конкурентоспособности в то время, когда футбол оставил Англию на своих задворках.

«Это действительно правда, — сказал Роу, завоевав тот исторический титул, — что вы будете продолжать пробовать что-то новое и после того, как вам это понравится».

И это хорошо…

Хотя Роу очень критически относился к зависимости Арсенала от индивидуалов, его успех ослепил его настолько, что он сам начал подсознательно зависеть от кадров. В «Тоттенхэме» проблема заключалась в том, что это была команда, которая постепенно вошла «в года», и которая — хотя и была готова принять все его идеи — больше не могла следовать высокому ритму, требуемому его стилем. Роу не решался добавить в коллектив молодых игроков, хотя именно этот подход от его первого наставника МакВиллиама и привел его в мир футбола, и его лояльность к опытным игрокам в конечном итоге стоила ему карьеры.

Роу в Тоттенхэме

Еще один сезон «Тоттенхэм» сохранял ритм, финишировав вторым после изумительного «Манчестер Юнайтед» Матты Басби, а затем произошел спад: и для клуба, и для самого Роу. После того как «Шпоры» опустились на шестое место в таблице в течение следующих двух сезонов, Роу не мог поверить, что его революция съела его детей, и в январе 1954 года у него случился нервный срыв. Он вернулся из больницы еще раз, чтобы принять команду в начале следующего сезона, но в феврале 1955 года, после поражения в пятом раунде, FA Cup от «Йорка» он пережил свой второй, более серьезный нервный срыв, после которого  оказался в санатории.

Роу в Кристал Пэлас

Существует много историй и даже о лоботомии, но все эти сплетни оказались выдумками, когда он внезапно появился пять лет спустя на скамейке «Кристал Пэлас». Как признался его сын Грэхам, Артур находился в санатории, где его подвергали жестоким методам лечения, включавшим пресловутую комбинацию электричества и воды. Когда он вышел, он был почти «овощ», но все же он остался тем, кто все еще хотел, еще раз попытаться воплотить свои идеи в жизнь. На «Селхерст-парке» он вернул «Пэлас» элиту английского футбола, но больше его нога никогда не ступала на «Уайт-Харт-лейн». Просто, вспоминая, что неудача была настолько сильной, он не мог ступить на стадион, где пережил успех и падение. После «Кристал Пэласа» он полностью удалился от футбола, живя в относительной анонимности до конца своей жизни в 1993 году.

Хотя он был человеком, оказавшим большое влияние на открытие английского футбола новыми идеями, Роу в итоге предан забвению. «Тоттенхэм» не дал ему никакого церемониального прощения, хотя его ученик и член его «золотого состава», Билл Николсон, выиграл в качестве наставника в сезоне 1960/61 золотой дубль, и посвятил ту победу своему тренеру.

Николсон Тоттенхэм

Только в 1982 году, по случаю 100-летия основания клуба, съемочная группа посетила его дом, чтобы задать несколько вопросов о его работе в Тоттенхэме. Отвечая на вопрос журналистов, что значат для него «Шпоры», Роу чуть было не поддался эмоциям: он открыл рот, как будто хотел что-то сказать, но в то же время закрыл его, обвивая руками кресло. Затем он посмотрел на репортера в глаза и сказал: «Они мне нравятся. Это большой клуб и быть с ним связанным это честь… »

Голос снова дрогнул и превратился в шепот. «И это хорошо…»